?

Log in

Previous Entry | Next Entry

деловые люди

Мне довольно часто предлагают стать соучастницей преступления.
Вдруг приходит сообщение "в личку" или письмо по электронной почте: "Я хочу иммигрировать, а оснований нет. Поэтому мне нужен адвокат, который придумает историю беженства и сделает документы."

Каждый раз после получения такого письма мне становится стыдно, что где-то дала повод думать, что открыта к подобным предложениям, потом я напоминаю себе, что люди не от хорошей жизни ищут такие варианты, и я пишу ответ. Всегда примерно одинаковый по смыслу: "Вы неверно понимаете задачу иммиграционного адвоката, я не смогу быть Вам полезной."
Дальше возможны варианты. Самый редкий - люди благодарят за ответ и извиняются. Несколько чаще - просто пропадают. Очень часто - присылают следующее письмо, как правило, длинное и сумбурное, в котором объясняют, что вообще-то они честны и без склонности к фальсификациям, но вот конкретно в этом случае цель оправдывает средства. На такие письма я не отвечаю, потому что мне нечего сказать, кроме как пускаться в морализацию в духе "доживите до старости с чистыми руками."

И вот свеженькое письмо со стандартным предложением. Даже текст вполне в рамках жанра: "мне нужен адвокат, чтобы слепить беженское дело." Я ответила по своему шаблону и получила в ответ "деловое предложение": я найду спрашивающему "проверенных людей", которые займутся документами и сделают всю "историю", а он потом придет ко мне со сделанной историей и наймет как адвоката.
Дальше в письме было про бюджет этой затеи и обещания материальных благ, если я на предложение соглашусь.

И вот это вот самое страшное. У человека, видимо, есть какие-то деньги. Не баснословные, но сопоставимые со стоимостью немосковской квартиры в России. Может быть, даже вырученные от продажи этой самой квартиры (хорошо, если не единственной). И человек ищет мошенника, чтобы добровольно отдать ему эти самые деньги. В обмен будет перспектива мытарств несколько лет, потом унизительное интервью, на котором надо будет врать офицеру, который, к примеру, бывший военный на службе с хорошим соц.пакетом, и к эмоциям не склонен, и удивить его крайне сложно, а вот на вранье попасться - легко. Потом - суды, которые хотя и не уголовные, но придется сидеть на месте обвиняемого, а представитель правительства будет задавать неудобные вопросы разве что не называя в лицо обманщиком, но каждым вопросом подразумевая именно это. А судья будет не такой как в кино - добрый и сочувствующий дедушка в мантии, это будет задерганный и нервный бюрократ, которому все эти липовые беженцы давно поперек горла, но раз по закону положено, надо провести слушанье, хотя депортационный ордер уже загодя распечатан клерками, пока судья делал вид, что слушал заключительное слово адвоката депортируемого.

Получив ордер, депортируемый начнет метаться и принимать решение: наскрести денег на апелляцию или на фиктивный брак? Брак, вроде, надежней, но несколько лет на иммиграционном дне сделали свое дело - человек становится подозрителен и не доверяет фиктивной "жене". В этот момент утешительная мысль "все же как-то легализуются" уже не так утешительна, и от возвращения на родину удерживает даже не позор, а то, что та самая злополучная квартира давно продана.

Может быть даже, где-то на этой стадии человек зайдет на русскоязычный форум и напишет там несвязный и плохо сформулированный пост о том, что все адвокаты - жулики и обманщики.

Posts from This Journal by “asylum” Tag

  • Верхний пост. Комментарии скринятся

    Добрый день! Спасибо, что зашли. Этот журнал не преследует образовательных целей и написанное в нем не является юридической консультацией.…

  • end of 'wet foot, dry foot' policy

    Зацените последний взбрык администрации нынешнего Президента - отменили закон 1995 года, по которому кубинские иммигранты, добравшиеся до берегов…

  • Что день грядущий нам готовит?

    За последние дни прочитанное количество ерунды на тему "что новый Президент сделает с иммигрантами" перевалило за все разумные пределы. Я, признаюсь,…

Comments

xg53
Jan. 9th, 2017 04:37 pm (UTC)
таких людей невозможно переубедить .