August 16th, 2016

natasha

некуда бежать

Звонит мне, скажем, в офис барышня, и начинает излагать свою ситуацию: "Приехали мы по туристической визе и, конечно, подали на беженство..." А я уточняю: "Почему это "конечно"? С каких это пор о беженстве говорят в обыденных категориях само-собой разумеющегося?" Все-таки, запрос беженского статуса - это мера крайняя, когда разговор идет о жизни и смерти, и заявитель уносит из страны ноги. А барышня спокойненько-так: "Ну, нам же надо было как-то оставаться..."
То есть, ни малейшего смущения, ни неловкости от сделанного. Сплошная деловитость, вдохновленная видеоблогерами, пропагандирующими идею подачи беженских заявлений вместо прошения о продлении туристического статуса.

Про эту концепцию я всегда думаю в категориях "горе совратившим малых сих." Вещает какой-нибудь деятель из русского Майами о том, что главное, это получить туристическую визу, а потом будем "легализовываться." Легализация, как правило, оказывается разрешением на работу, полученным на основании беженской петиции. Петиция подается сейчас, интeрвью будет через два-четыре года. Тогда и разберемся. Тем более, что блогер - такой симпатичный молодой человек. Он свое разрешение на работу уже получил, и даже лично видел иммиграционного адвоката и знает кучу людей, которые беженство получили. Во всяком случае, они ему так сказали. А если беженства не дадут, надо попросить у судьи "withholding of removal". Если верить звездам YouTube, это такой "отказ от депортации", когда беженства не дали, а просто разрешили жить в стране. На каких основаниях? Да кто его знает! Всем дают.
А теперь я вам расскажу, что же такое этот таинственный "withholding". Collapse )