November 7th, 2017

natasha

оборотни

В моей профессиональной среде известно, что если работаешь с контингентом с южной стороны границы, обязательно надо держать в штате сотрудников того же происхождения. Даже если адвокат говорит на испанском, для общения с нелегальными иммигрантами нужен человек, который выглядит, как они, живет там, где они, ест такую же еду, и ездит на такой же машине. Иначе у клиента не будет доверия. Также хорошо известно, что у такого рода сотрудников представление часто о профессиональной этике и лояльности работодателю имеет определенную специфику. Детали опустим, пробелы неполиткорректно заполните сами, но суть в том, что мои коллеги систематически обнаруживают, что какая-нибудь офисная Гваделупе или Арисели, чуть освоившись с бумажной работой, начинает оказывать около-иммиграционные услуги "на стороне." Это у них такое специфическое представление о малом предпринимательстве и возможности дополнительного дохода в свободное от работы время. Или не в свободное, как наглости хватит. В какой-то момент клиент либо пробалтывается, либо прямо жалуется адвокату, следует увольнение, гваделупе перемещается в офис к конкуренту или открывает свой маленький бизнес под гордой вывеской notario. Ситуация известная, никого в моем профессиональном круге даже не шокирует.

Встретила вчера в офисе иммиграционных служб знакомую адвокатшу. Collapse )