March 29th, 2018

natasha

sharing is not caring

Ко мне периодически обращаются с вопросом, можно ли дать мою контактную информацию родственнику/знакомому/соседу/клиенту, который присматривается к иммиграционным возможностям. И я обычно отвечаю стандартно: "Попросите заинтересованное лицо написать мне о своих обстоятельствах, я посмотрю, могу ли быть полезной." Примерно в половине случаев за таким ответом следует вопрос коммерческого характера - "А сколько Вы мне заплатите, если я пришлю Вам клиента?" В этот момент у меня появляется блестящая возможность укрепить спрашивающего во мнении, что все адвокаты - жадные и циничные хапуги, потому что на вопрос я всегда отвечаю "нисколько."

Поскольку услышав такой ответ рекоммендующий интерес ко мне обычно теряет, у меня редко появляется возможность объяснить, почему же я не хочу отстегнуть немного от своего адвокатского гонорара. Мотивация же нежелания делиться уходит корнями в традиции легальной системы США вообще, и всей англосаксонской системы в целом. Collapse )
natasha

литературное творчество

Редко запрос на беженское дело не начинается со слов: "А историю Вы пишете?" Это, типа, такой популярный сервис, о котором говорят видеоблогеры и пишут на тематических сайтах, предлагаемый как часть стратегии для иммиграции: "1. Получаете туристическую визу. 2. Находите адвоката. 3. Он вам пишет историю."

Но мы истории не пишем, а вот том как в баснях говорят.Collapse )