logofilka (logofilka) wrote,
logofilka
logofilka

Categories:

враг мой

Я вот потихоньку двигаюсь от депортационных дел в сторону более скучной клиентуры (простите, бизнесмены, инвесторы, и научные работники), но иногда думаю, что надо держать несколько депортационных дел для тонуса. Послеобеденное слушание взбодрило.
Фактическая база у дела затейливая, в принципе, как я люблю. Согласно полицейскому протоколу, молодого человека остановил дорожный патруль за поворот на красный. Проверив документы, установили нелегальный статус и вызвали депортационную полицию. При оформлении машины на эвакуацию, полицейский спросил: "Твоя машина?" Молодой человек отвечает, что нет - машина герлфренды моего брата, вот документы на регистрацию. Полицейский спрашивает: "Есть ли в машине что-то такое, о чем мне надо знать?" Молодой человек клянется, что в машине ничего нет. Полицейский забирает у него ключи от машины и передает арестованного иммиграционным службам.

Дальше приезжает эвакуатор, полицейский начинает делать опись барахла, находящегося в машине, и в отделении для запасного колеса находит четыре единицы огнестрельного оружия без регистрации. Это безобразие заносится в протокол, на основании которого заводится уголовное дело за "нарушение общественного порядка с применением оружия." Уголовный судья, рассудив, что молодой человек все равно уже в депортации, оформляет ему условный срок и передает дело в иммиграционный суд.

На этой фазе начинается криммиграционная казуистика. Чтобы судимость по статье связанной с оружием могла стать основанием для депортации, необходимо соблюдение двух условий: 1) оружие должно быть идентифицированно как огнестрельное в приговоре по уголовному делу; и 2) депортируемый должен признать, что оружие принадлежало ему.

Пока депортируемый словом или жестом не подтвердит, что это было его оружие, иммиграционный суд не может обратиться к полицейскому протоколу или следственным документам. А без этих источников суд не может установить, было ли оружие огнестрельным и, соответственно, не может депортировать по уголовной статье, потому что она распространяется только на огнестрельное оружие.

И я иду в суд такая радостно настроенная, потому что приговор нигде не говорит, что оружие было огнестрельным, а поскольку его вообще нашли в чужой машине и когда клиента увезла депортационная полиция, он не успел нигде вякнуть, что оружие было его. Но, как показывает практика, никогда не поздно подкорректировать ситуацию.

Судья файл листает, и задумчиво так бросает в воздух: "Ага! Вот у нас тут правонарушение... Ага!.. Оружие... Ага! Не идентифицированное... А кому же принадлежало это оружие, что-то я тут в деле не вижу..." И пока я выплевываю из себя под запись: "Your Honor, the conviction record does not sustain the charge of removability...", клиент поверх моей реплики говорит: "Ну, раз я за это оружие задаток оставил, наверное, оно мое..."
Tags: crimmigration, inmigracion
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments