?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вторая часть марлезонского балета - морализаторская
О супружеской неверности (прости, господи)

На дамских-бабских форумах, куда я имею привычку заходить для обострения гендерной самоидентификации, регулярно ломают копья, пытаясь создать Типологию Жены. Вот, говорят, бывают Жены-домохозяйки и Жены-карьеристки. Или Жена-соратница vs. Жена-муза. Леви-Стросс отдыхает за околицей народной мудрости и коллективного разума.
Мой же дихотомический вариант: Жены верные и Жены неверные. Вечный моральный поединок Татьяны Лариной и Анны Карениной.


Дисклеймер Прежде, чем написать здесь все, что вы собираетесь прочитать, я спросила у героини повествования, будет ли она возражать, если я предам историю гласности. Разумеется, не разглашая имен. Согласие было получено, совесть моя чиста. Enjoy!


Предыстория

То, что моя подруга Лю не в состоянии произнести пресную фразу про “другому отдана и буду век ему верна”, я знала. Ее вольные отношения с Гименеем трудно даже классифицировать как разврат. Скорее, вечная авантюра. Например, в разгар большой вечеринки девушка исчезает на час-другой, а потом появляется с характерно блестящими глазами, в которых горит вопрос: “Догадается ли муж на этот раз?” Или звонок мне ранним безоблачным утром: “Забери меня в аэропорту.” Как? Откуда? Почему? Мы же только позавчера пили коньяк у меня на балконе, ни о каких поездках речи не было. Усталый голос в трубке вещает в ответ: “Так получилось. Спонтанно. Познакомились в чате. Мне он показался интересным человеком, купила билет и полетела в гости”. Ага, на другой конец Штатов. Что-то наплетя мужу про конференцию.

“Дура ненормальная!” – ору я в трубку, но потом собираюсь и тащусь в аэропорт подбирать любимую подругу. После каждого подобного “всплеска” у Лю обостряется инстинкт гнездования – она покупает милые домашние безделушки и осваивает очередной кулинарный рецепт, вычитанный в интернете. Смотрит с мужем футбол и разучивает стихи с ребенком. Домашние млеют. Через месяц сайт с рецептами вновь оказывается заброшен, а Лю стремится на поиски новых приключений.

Когда мы договаривались провести новогодний отпуск вместе, у Лю был “период ремиссии”. Она купила декоративную ширму и училась печь блины. Мы обсудили по телефону, как прекрасны будут наши мужья, вместе закидывающие удочки с пирса, и какие великолепные песчаные замки возведет на пляже ее ребенок, как тихи и безоблачны будут семейные вечера на террасе под сенью пальм. Ничто не предвещало беды. Мы сняли просторный коттедж с двумя спальнями и общей столовой.
Ехали мы из разных городов. За сутки до выезда Лю позвонила и сказала, что они будут на день позже – что-то с машиной. Сказала, что приедут ночью и тихонько прошмыгнут в свою комнату, чтобы нас не будить. Встретимся на “общей территории” утром. Следующей ночью сквозь сон я слышала, как заселились в соседнюю комнату наши соратники по отдыху.

Утром я выползла на кухню готовить завтрак. Из спальни показалась моя блистательная подруга и вместо приветствия объявила: “Тебе лучше присесть”.


Вдруг из маминой из спальни...
Присесть я отказалась, понадеявшись на природную невпечатлительность. “Я приехала с другом,” – таинственным шепотом объявила Лю.

Где муж? Дома, сидит с ребенком. А почему шепотом? Она забыла сказать “другу”, что я не в курсе ситуации. Теперь он стесняется выходить. Лю вышла из спальни первой, чтобы несколько подготовить меня к появлению “друга”на сцене. “Постарайся быть с ним вежливой, он очень милый,” – отдала последнее распоряжение подруга и вытолкнула из спальни Нечто-в-мятой-майке.

Нечто отпустило пару шуток голосом Петросяна и рассказало анекдот про Вовочку. В кухне повисла тяжелая неловкость. Пока “милый друг” жарил яичницу, Лю сбивчивым шепотом вводила меня в курс дела. Познакомились в гостях. Встретились пару раз. Понравилось. Стали встречаться чаще. Ситуация вышла из-под контроля.

Кто он? Студент. Вечный. Семь лет бился над экономическим образованием в затрапезном институте (программа, которую обычно выполняют за пару лет). Подрабатывает в автомастерской. Живет с двумя соседями в однокомнатной квартире. Вещи хранит в кладовке, там же Лю заметила и подшивку журнала “Playboy” за 95-ый год. Нерегулярно принимает душ и несмешно шутит. Всегда без денег.

На логичный вопрос: “А, собственно, зачем все это?”, Лю пожала плечами: “Он меня прикалывает. И готовить умеет”. Мужу сказала, что поехала с некой “компанией друзей” отдохнуть от тягот семейной жизни. “Он с тобой разведется,” – пообещала я. “Ты думаешь?” – Лю задумчиво накручивала на палец прядь волос, - “Это было бы очень некстати.”

Последующие семь дней я избегала встречаться взглядом с “милым другом” – он был мне откровенно несимпатичен с его четырехлетней давности анекдотами и сальными волосами. Более того, я сочувственно думала об оставшихся дома муже и ребенке Лю, и понимала, что эта выходка – последняя капля.

Лю же этого не понимала. Растянувшись в шезлонге у бассейна, она несла какую-то чушь о праве женщины на проявление сексуальности. О Гале, Дали, и Элюаре. Что она не возражала бы, если бы муж тоже завел кого-то “на стороне”. О прелестях “открытого брака”. Потом вздыхала: “Увы, мой муж – не Элюар. Narrow-minded personality”.

Я пыталась напомнить об обязательствах перед ребенком. Лю изумленно вскидывала брови: “Я занималась своим ребенком пять лет. Сколько можно?” Прежде, чем я успела облечь в слова мысль о том, что ребенком занимаются как минимум до совершеннолетия, Лю подкорректировала вопрос: “Ты думаешь, я должна с ним возиться лет до десяти? Нет, я устала и хочу пожить для себя. Ну, почему, почему я не имею на это право?”

Это “почему?” светилось в глазах Лю всю неделю. Она озвучивала свой вопрос с упорством ребенка, желающего знать, почему трава зеленая. Отвечать на этот вопрос серьезно казалось мне столь же бессмысленно, как и рассказывать любознательному трехлетке про хлорофилл.


Развязка

Отпуск кончился. Я занялась переездом, Лю повезла домой флоридский загар и так терзающее ее “почему?”

Через пару дней я обнаружила на автоответчике сообщение. “Это я, звоню сказать тебе, что муж отбыл в Москву. Представляешь, пока меня не было, он залез в мой компьютер и перечитал там все мои письма. А потом купил себе билет в Россию. Я рыдала и просила его остаться, но он сказал, что вернется, только если я одумаюсь. Как он мог так со мной поступить? Я собиралась прожить с ним всю жизнь. Мне очень больно, я пока даже не могу об этом говорить...”

Жалость к моей беспутной подруге на мгновенье уколола меня. И в ту же секунду я услышала окончание телефонного сообщения: “Но “милый друг” повел себя достойно. Он меня очень утешал...”

Продолжение следует

Tags:

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
o_proskurin
Jan. 18th, 2006 10:56 pm (UTC)
С нетерпением жду продолжения.
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Terri McAllister