logofilka (logofilka) wrote,
logofilka
logofilka

Category:

Paralegal from Hell. Часть 1

То ли девушка, то ли виденье
В продолжение темы про коварных иммиграционных консультантов и нечестных адвокатов, расскажу историю, которая вполне могла бы войти в какой-нибудь сериал, но тогда зритель бы с негодованием отключил телевизор, потому что «так не бывает». Дело было четыре года назад, поэтому можно рассказать с некоторыми подробностями.

Я тогда только привыкала к мысли, что быть иммиграционным адвокатом в Аризоне – это не обязательно делать одни депортации. У меня была реклама в испаноязычных газетах и в офисе говорили в основном по-испански. Депортационный клиент в плане сервиса непритязательный, но очень уж неорганизованный: каждую инструкцию надо повторять десять раз, звонить с напоминаниями постоянно, отлавливать, чтобы не забыл прийти на слушанье, интенсивно коммуницировать со всеми его родственниками до седьмого колена, и иметь возможность сходу объяснить, почему нельзя сделать так, как один адвокат сделал двоюродному брату соседа Розарио. Короче, встал вопрос о том, что нужна ассистентка для работы с клиентами.

И тут приходит девушка с великолепным резюме. Сама приходит – недавно переехала в Аризону из соседнего Штата, ищет работу в адвокатском офисе, видела мою рекламу в Vida Latina, и пришла спросить, не нужна ли мне испаноговорящая помощница. В резюме несколько лет работы в адвокатском офисе, волонтерская работа с беженцами, высшее образование, плюс курсы делопроизводства, и знакомство со всеми видами самых ходовых иммиграционных петиций. Девушка-мечта.

Выходит на работу и с первого дня всех очаровывает. Реально, детям – конфетку, мужикам светит коленками, теткам – лучшая подружка. Коммуницирует великолепно, непринужденно общается на тему двоюродного брата соседа Розарио, вселяет в клиентов веру в успех. Клиенты в восторге. Испытательный срок идет, понятно, что девушку надо брать на полную ставку.

Я достаю резюме, начинаю звонить в контору, в которой девушка в соседнем штате раньше работала. Что за чертовшина? Нет такой конторы. Поделилась недоумением с сотрудницей. А она говорит, что, мол, контора была, но один партнер умер, а второй решил выйти на пенсию. Поэтому бизнес расформирован. Но девушка-то – вот она, со всеми заслугами и опытом. Адвокат, который на пенсии, однако же в штате зарегистрирован и числится юридическим консультантом в одной коммерческой организации. Я его телефон раздобыла через коллегию, оставила сообщение, жду ответа. Уже и визитки с моим логотипом заказали помощнице, мейл ей завели рабочий.

Тем временем говорю новой сотруднице: «Лиза, ты принеси диплом-то свой, повесим у тебя в офисе над столом для солидности.» А она отмахивается: «Слушай, мы работаем с публикой темной, необразованной. Зачем их дипломами смущать?» Ах, думаю, какая чуткая девушка. Но какое-то чувство дискомфорта не оставляет. Вроде, по заявленному в резюме опыту и образованию какие-то вещи должны быть для сотрудницы очевидны, а она периодически вывозит что-то такое, что человек, знакомый с иммиграционными делами хоть капельку, не ляпнет. Но я наблюдаю пока.

И вот в один день девушка уже ушла домой, а я что-то в офисе замешкалась. Вдруг приходит барышня из журнала Vida Latina, где я тогда рекламировалась – принесла свежие выпуски журнала с рекламой, обменялись приветствиями, болтаем ни о чем. И как-то в ходе разговора барышня вдруг спрашивает: «А у тебя нет визитки Лизы? У меня была, да я потеряла.» Я ей говорю: «Да вон на стойке пачка лежит, возьми, сколько надо.» А она мне: «Не, мне не такую визитку надо. Мне нужна с ее мобильным телефоном.» Я уточняю: «В смысле, с мобильным? С прошлой работы, что ли?» А незамутненная испанская девица мне вываливает: «Не с прошлой, а с этим адресом, но ее мобильным телефоном. Мне Лиза сказала, что если мне нужны иммиграционные услуги, но денег на адвоката нет, она мне после работы поможет бумаги заполнить подешевле.»

Я девицу спровадила, с административным паролем зашла в почту своей перспективной сотрудницы, и, естественно, обнаружила там подтверждение на заказ из типографии на печать пятисот визиток. И в письме с заказом линк на «электронный кабинет» заказчика. По линку открывается образец заказанной визитки. На визитке логотипа моего нет, но адрес офиса мой. Имя моей сотрудницы, под именем – «иммиграционный консультант», и номер ее личного мобильного.

Остаток вечера я провела, собирая в коробку барахло своей сотрудницы. С утра она только в дверь – я ей в зубы коробку и пожелания удачной карьеры на новом месте. Она, надо сказать, даже вопросов особо не задавала.
Но если вы думаете, что на этом история закончилась, то вы ошибаетесь. Все интересное с этого момента только начинается.

Через пару дней мне вдруг перезванивает адвокат из соседнего Штата, у которого, якобы, моя Лиза работала. И вполне предсказуемо говорит мне, что такую девушку знать не знает, никогда ее услугами не пользовался, и вообще – он адвокат не иммиграционный, а даже наоборот, по сделкам с недвижимостью.

Картина прорисовывается.

Еще через пару дней начинаются звонки от испаноязычных клиентов, которые рапортуют, что им буквально только что позвонила Лиза и сказала, что я закрываю офис и ухожу из бизнеса, поэтому дело дальше будет вести она и деньги тоже нести надо ей. Охотно дает адрес нового офиса. Некоторые клиенты даже по адресу сходили – райончик так себе и офис тесноватый, но есть стол с компьютером и моя очаровательная «ассистентка», которая все так же отрабатывает программу «детям – конфетка, мужикам – коленки, теткам – задушевный разговор». Бывшая сотрудница, однако, называет себя уже Abogada Lizette.

Я посадила своего испаноговорящего паралигала на телефон обзванивать клиентов с предупреждением, чтобы не велись, а сама села составлять исковое заявление в суд. Мы мирные люди, но наш бронепоезд, и все такое. Если кто-то пытается нагадить моим детям или моей работе, я и порвать могу.

Быстренько подала иск, чтобы девушке в судебном порядке запретили контактировать с моими клиентами, и сижу, размышляю – не упустила ли я еще чего-нибудь предотвращая последствия катастрофы?

Тут я вспоминаю, что за несколько дней до увольнения моя сотрудница заполнила документы на получение статуса нотариуса в Аризоне, а мой офис значится на заявлении поручителем. Э! – думаю, - надо бы уведомить службы, выдающие нотариальные сертификации, что я за эту особу больше не ручаюсь. Написала письмо куда надо, отправила.

Жизнь идет своим чередом, с клиентами все, вроде, разрулили. Никто не в претензиях. На вакансию пришла по рекоммендации симпатичнейшая барышня, у которой коммуникационные навыки не такие выдающиеся, как у Лизы, но зато она со мной по сей день без нареканий. Дело в суде лениво болтается.

В испаноязычных изданиях Лизкина реклама «иммиграционного консультанта» периодически публикуется – но мне до этого что за дело?

И тут приходит письмо из офиса, который заведует нотариальными делами. «Так и так, мы рассмотрели Вашу просьбу отозвать нотариальное заявление Лизетт Такой-то. Руководствуясь нашими внутренними инструкциями, мы провели проверку биографии этой заявительницы и вот что мы установили...» И дальше четыре страницы текста, которые заставили меня пересмотреть границы моей веры в человечество.
Продолжение следует.
Tags: hr, legal profession, story, unauthorized practice of law, war stories
Subscribe

Posts from This Journal “war stories” Tag

  • Всуе

    На этой неделе в наших краях начались повторные слушания по уголовному делу некоего Скотта Уоррена. Первая попытка приговорить Уоррена к десяти годам…

  • Выхода нет

    В любой дискуссии про нелегальную иммиграцию обязательно найдётся кто-то с фразой: "А почему эти люди за десять-двадцать-тридцать лет не озаботились…

  • Лети с приветом

    Обычно я злюсь на иммиграционные службы. Сегодняшняя пятиминутка ненависти посвящена почтовой службе. Отправила клиентские документы 22 ноября в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →