logofilka (logofilka) wrote,
logofilka
logofilka

Categories:

Paralegal from Hell. Часть 7

I just could not save the World.
Если Вы еще помните, мы остановились на том, что мы с Лизой вышли на прямую финишную к арбитражному слушанью, на котором должно быть вынесено решение, нанесла ли Лиза моей практике ущерб и как этот ущерб может быть компенсирован. А меня уже эта история так вымотала, что хочется поскорее какой-то развязки, даже если она не будет означать вселенское торжество справедливости.

Для желающих освежить в памяти предыдущие серии – вот линки.
Часть 1 .
Часть 2 .
Часть 3 .
Часть 4 .
Часть 5 .
Часть 6 .

Чудесным образом, после того, как арбитраж был назначен, мне звонит человек, которого уполномочили разрулить дела адвоката Паркера всвязи с отстранением последнего от дел. Судя по настроению этого человека, свою задачу он понял как «позакрывать все дела к чертовой матери, не дожидаясь судебных разбирательств.» Что мне было и предложено – подать ходатайство о прекращении тяжбы в обмен на компенсацию уже понесенных судебных издержек, плюс возврат денег, которые моя «сотрудница» получила, пока якобы работала у меня в офисе. В принципе, предложение кажется мне удачной возможностью закончить всю эту бодягу, да и развязывает руки в смысле дать лизкиным «клиентам» инструкций, куда нажаловаться, в случае чего.
Но тут ведущий переговоры говорит, что чек на согласованную сумму мне выдадут толлько если я подпишу бумажку с одним условием. Просто так же ничего не бывает.

Через несколько дней по почте приходит бумажка с текстом в духе «принимая чек, я обязуюсь никому не рассказывать, где находится Лиза, если мне кто-нибудь позвонит и об этом спросит.» Странный какой-то текст. Не адвокатский. Если бы я такое писала, предлагая деньги в обмен на прекращения судебной тяжбы, я бы написала что-то в духе «ни с кем не обсуждать фактическую основу иска и не разглашать факты, которые стали известны в процессе рассмотрения дела.» А тут – не давать Лизкин адрес, который есть в каждой испаноязычной газете Феникса. Плюс, почему-то не давать адрес, если мне позвонят. А если лично придут и спросят, то можно что ли? Или в письменном виде? Ерунда какая-то!
Но хозяин – барин. Проконсультировалась с коллегами, которые работают по гражданским тяжбам, взяла чек и подписала бумажку. Так что, имейте ввиду, если Вы мне позвоните и спросите, где найти Лизу, я Вам не скажу.
На этой стадии я выдохнула с облегчением и решила забыть про всю эту историю, предоставив разбираться с Лизкой тем, кого это действительно касается.

Тут подошел срок окончания аренды в моем старом офисе, и я переехала в новое здание. Жизнь прекрасна и удивительна, вид с четырнадцатого этажа – еще лучше. Делаю себе в основном свои инвесторские и рабочие визы, телефон не разрывается, испаноязычная публика в коридоре не создает толпы. Короче, как-то все пошло по другой траектории.

И вот уже в нынешнем году захожу я в здание, где расположен мой офис. Утро раннее, здание пустое, в холле уборщица возит по мрамору шваброй. Обычная такая мексиканская тетка, как здесь во всех учреждениях убираются. И вдруг эта тетка, конспиративно оглядевшись по сторонам и убедившись, что на нас никто не смотрит, кидается ко мне с вопросом: «А ты правда иммиграционный адвокат?» Я признаюсь. Тетка спрашивает, могу ли я посмотреть на одну иммиграционную бумагу ее мужа – а то они никак не разберуться, что с этой бумагой делать.
«Да не вопрос, - говорю я, - приноси, посмотрим.»

На следующий день женщина приходит ко мне со своей нехитрой историей. Говорит: «У мужа есть легальный статус, я тоже хочу. Но наш адвокат берет денег больно много. Может, ты сделаешь?» Я начинаю выпытывать, что же за легальный статус у мужа? Виза? Грин кард? Гражданство?
«Нет, - отвечает уборщица, - ничего этого у него нет. Есть просто бумажка, что легальный статус. Адвокат делала. Денег взяла аж шесть тысяч.» Магическая цифра в шесть тысяч заставляет меня вздрогнуть и я прошу разрешения взглянуть на «бумажку про легальный статус». Женщина достает из потертой сумки дубликатом бесценного груза квитанцию иммиграционных служб США о том, что некоторая петиция принята к рассмотрению. Классификация петиции и в разделе «кем подана» - адрес лизкиного офиса, который я отлично знаю, и фамилия тощего юноши, который, видимо, навечно заступил исполнять функции адвоката Жабы. А классификация петиции указывает на то, что дело подано по одной малопопулярной категории гуманитарных дел, по которой дается десяток виз в год в крайне исключительных случаях, а кто подал эту петицию без оснований – с большой вероятностью отправляется в депортационный процесс.

Краткая беседа позволяет установить, что на заявленную в петиции категории муж уборщицы претендовать не может даже в самом гуманном случае. «А адвоката вот с таким именем Вы видели?» - спрашиваю я и показываю на имя адвоката в петиции. «Нет, - отвечает женщина, - мы такого не знаем. У нас адвокат такая мучача, она все документы собирала. А другого адвоката у нас нет. Очень хорошая девушка, сказала, что к лету гринкарт мужу дадут. Только вот денег берет много.»

«Ага! – говорю я, - понятно. А что за документ Вы мне хотели показать?» Женщина извлекает из сумочки еще один конверт, а из конверта – повестку с предписанием явиться в иммиграционный суд для депортации. Я ее спрашиваю: «А Вы своему «адвокату» про это письмо говорили?»

«Да, - уверенно отвечает женщина, - она сказала идти по этому адресу, там мужу гринкарт дадут.»

Я, вспомнив о том, что мне нельзя только говорить, где Лизка находится, и нельзя только по телефону, через свою испаноговорящую сотрудницу объяснила женщине примерный смысл документа. Она воодушевилась пойти деньги требовать обратно, но я ей объясняю, что в этой ситуации деньги – уже вопрос второстепенный. Надо идти писать жалобу в коллегию и, возможно, заявление в полицию. Если будут официальная документация инцидента, возможно, получится избежать депортации, потому что ее муж потенциально станет свидетелем в деле о мошенничестве. Под это можно будет получить временный легальный статус и попробовать отозвать неправильно поданную петицию, которая запустила депортацию.

И вот я все это с жаром говорю, рисую на бумажке как добраться в офис коллегии, где такие жалобы принимают, и понимаю, что женщина меня слушает и не слышит. Взгляд у нее уже остекленевший, она бессмысленно смотрит перед собой и бубнит: «Я пойду и скажу ей... Шесть тысяч... Все наши сбережения за пятнадцать лет... Я сыну новые кроссовки ни разу в жизни не покупала, все из секонд-хенда... Дочь на выпускной не ходила, потому что на платье денег не было... Я ей объясню... У нас же дети... Она же ведь отдаст эти деньги, да?»

Короче... Даже не знаю, как про это написать. Когда я в следующий раз оказалась в офисном здании раньше обычного и увидела в глубине коридора шваркающую шваброй уборщицу, я побежала к ней спросить, удалось ли подать жалобу. Окликнула ее, а ко мне обернулась совершенно другая женщина в униформе обслуживающего персонала. Я спросила ее про предыдущую сотрудницу, а новая уборщица потупилась и что-то забормотала про «нету ее больше тут и не будет... с документами проблемы...»

Tags: quod erat demonstrandum, story, unauthorized practice of law
Subscribe

Posts from This Journal “unauthorized practice of law” Tag

  • Вы не в церкви, вас не обманут...

    Сколько нервных клеток иммиграционных адвокатов безвозвратно растрачено просто потому, что среднестатистический клиент доверяет представителям…

  • семейный подряд

    Мама с дочкой, Джудит и Минерва Гил, пошли под суд в Штате Калифорния. Они позиционировали себя как "иммиграционные консультанты" и помогали…

  • Нам пишут

    "Я Вас давно читаю, и знаю, что Вы против обращения за помощью в составлении кейсов к паралигалам. Но, может быть, Вы знаете каких-то проверенных…

  • ошибочка вышла

    В контексте обсуждений несанкционированных занятий адвокатской деятельностью часто возникает вопрос о степени вероятности того, что "помогайка"…

  • Раздача слонов

    Житель Калифорнии с затейливым именем Hardev Singh Mohan Singh Panesar, известный, впрочем, как Хардев Панезар, личность такая же сложная, как и его…

  • Are we there yet?

    Никакой другой вопрос не становится более стандартным в нынешней практике иммиграционного адвоката, чем вопрос: "А почему так долго?" Вопрос вполне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 153 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →