logofilka (logofilka) wrote,
logofilka
logofilka

Categories:

Изгиб (так ее!) гитары желтой

Инспирировано ничего себе такой дискуссией в журнале alik_manov, где меня тоже без лишней деликатности приложили фейсом об тейбл. Правильно сделали.
А чтобы не замахивалась на святое!


Каюсь, я не испытываю восторга от приглашений в гости, сформулированных "приходи, посидим, песни попоем". Более того, если в теплом коллективе кто-то тянет шаловливые ручонки к фанерному девайсу в намерении завыть “Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались”, я, некурящая, немедленно выхожу “покурить”. Не люблю самодеятельность, как разновидность дилетантства. Нет, ну ведь никому, не одаренному хореграфически, не приходит в голову развлекать гостей любительским исполнением “танца маленьких лебедей”, однако гундосить под неслаженные три аккорда сомнительных достоинств стихи не считается зазорным.

Дискутировать о художественных достоинствах жанра авторской песни (далее – АП) – дело бессмысленное. Любой нормальный человек знает, что АП – это наше второе всё, после АСП<ушкина>, разумеется. Попробуй, поумничай и скажи, что АП – периферийный жанр, что к искусству АП имеет отношение, но примерно такое, как лубочные картинки к собранию галереи Уффици, испепелят на месте. Нет, и среди лубка попадаются очень симпатичные и не лишенные художественных достоинств экземпляры, но жанр, намертво застрявший между фольклором и литературой, даже сложно подвергуть сколько-нибудь серьезному филологическому анализу. Не по причине недостатка материала, а из-за его слишком уж активной включенности в социальную структуру – от локальных объединений КСП до Грушинского фестиваля, все подчинено “сектовости”, поиску единомышленников.

Вне контекста АП не существует – умирает или перерождается в совсем иной жанр. Напечатанные на бумаге, многие тексты АП оставляют чувство легкого недоумения. Исполненные под профессиональный аккомпанимент на стадионного размера аудиторию, отдают пошлостью. Песня “Над Канадой” (Городницкий, кажется?) вполне радует меня в оригинальном исполнении, услышанная же однажды в сопровождении пьяных эмигрантских рыданий об утраченных березках, вызвала омерзение.

Люди, включенные в структуру АП, часто болезненно воспринимают любые попытки теоретизирования или категоризации жанра. Они будут потрясать текстами разных художественных достоинств и вопить: “Это, по-вашему, не искусство? И это тоже не искусство? А что же это тогда? Да идите вы со своим Бродским!” Для таких людей мир состоит из тонких и чувствующих натур, способных понять АП, и циничных бездуховных личностей (в лучшем случае – снобов), не имеющих склонности к пониманию АП. Эти люди, срывая голос, будут вопить: “Вы ничего не понимаете! И не лезьте в наш чистый мир! Не хватайте хрустальную образность грязными лапами!”, не подумав о том, что слон, хоть и крупное животное, не может возглавлять кафедру зоологии в университете. А исполнитель АП (или человек, вовлеченный в структуру КСП) не может строить теории и искать обоснования легитимности жанра, поскольку в этом случае уподобится желудку, переваривающему самое себя. Господа КСП-шники, предайтесь чистому созерцанию и оставьте теоретическую работу филологам!

О личных пристрастиях, наконец. Ах, как прекрасна АП, когда авторы ее выходят за пределы жанрового канона! До чего хорош Сергей Никитин в качестве автора саунд-треков к популярным фильмам! Прекрасен в том же качестве и Юлий Ким, много и хорошо писавший для кино и совершенно безобразно исполняющий свои творения со сцены. Свойственная АП лиричность, усиленная видеорядом и профессиональным исполнением, переносит жанр в совершенно иное измерение. Но, конечно, тут работает все то же “правило контекста” - продолжает ли песня считаться “авторской”? Не той же природы творение двух популярных бардов Г.Васильева и А.Иващенко – увы, не художественными достоинствами прославившийся мюзикл “Норд-Ост”?
Нет ли в сотрудничестве с кино и театрами творческих и талантливых людей попытки “расконтекстуализации” АП?
Нет ли ее в самой идее популярного московского заведения “Гнездо глухаря”, куда приходят послушать бардов под салатик с кальмарами и глинтвейн? (сама ходила, грешна)

В качестве заключения – цитата: “С<амодеятельная> П<есня> является фактом русского городского фольклора второй половины ХХ века независимо от степени усложненности текста или музыкальной стороны песни – является именно потому, что выполняет функцию фольклорного произведения. В то же время творчество отдельных авторов СП может выходить за рамки фольклора, обретая жизнь в качестве художественно произведения. Механизм этого перехода подлежит специальному изучению.” (Богомолов Н. От Пушкина до Кибирова, с.358)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments