?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

У нас тут новость мирового масштаба - депортировали нелегальную мексиканку. Серьезно, из каждого утюга про этот трагический случай вещают. На случай, если Вы не поняли фактическую основу ситуации: депортировали. Из Аризоны. Гражданку Мексики. Без документов. Из ряда вон, не так ли?

Вчера была в одном присутственном месте, там в холле работает телевизор. В телевизоре крупным планом рыдают родственники депортированной дамы, а за кадром звучит встревоженный голос ведущей: "Гваделупе Гарсия прожила в Америке 22 года. Наши корреспонденты сейчас пытаются разузнать, почему она не получила американское гражданство." Короче, непосильная работа предстоит корреспондентам.

Во вторник проезжала мимо нашего местного офиса депортационной полиции - там целая демонстрация протестующих против выдворения этой конкретной дамы. Кто виноват? Конечно, Трамп виноват.

Только есть такой нюанс. Правила игры в иммиграционном праве в общем и целом не менялись с 1952 года. То есть, меняются формулировки, определения, процедура, но механика депортационного процесса неизменна: в депортационном процессе правительство должно доказать, что конкретно этому иммигранту на территории США делать нечего, а иммигрант должен доказать, что у него есть основания здесь находиться. Основания, разумеется, определяются статьями закона и судебными прецедентами, и гораздо эффективнее идентифицируются при помощи адвоката.

А теперь я Вам расскажу, как фактическая основа трагедии Гваделупе Гарсия выглядит с позиции человека, наблюдавшего исполнение иммиграционных законов в штате Аризоне не один год в самой непосредственной близости.

Есть некая Гваделупе, которая перешла границу нелегально в возрасте, скажем 14 лет. Родила в Америке двоих детей, работала на всяких неквалифицированных работах. В один далеко непрекрасный день, к ее месту работы подъехали сотрудники депортационной полиции, провели облаву, и арестовали всех нелегально трудоустоенных. В ходе облавы выяснилось, что Гваделупе не только не имела разрешения на работу, но еще и работала по чужим документам и чужому номеру социального страхования. Разумеется, эта неприятность привела к уголовному преследованию и закончилась условной судимостью. Дальше - иммиграционный суд, который установил, что оснований находиться на территории США у Гваделупе нет. Но наш иммиграционный суд - самый гуманный суд в мире, поэтому Гваделупе предложили опцию не депортироваться, а воспользоваться правом на "voluntary departure" - добровольный выезд. Если добровольный выезд происходит с разрешения суда, у человека не остается в деле записи о депортации. Это значит, что он сможет легально вернуться, когда у него появятся для этого основания. Например, дети достигнут 21 года и подадут петицию на воссоединение.
Но Гваделупе такое предложение не устраивает. Ей не хочется покидать насиженное место. Поэтому она подает прошение о пересмотре решения иммиграционного суда. Нюанс заключается в том, что если суд дал депортируемому возможность уехать добровольно, а депортируемый отказался - суд обязан вынести решение о депортации. А дальше апеллируйте, пока не пройдете все инстанции.

На апелляции Гваделупе утешительного результата не получила. Оснований для ее нахождения в США по-прежнему нет, но теперь еще есть действующий депортациионный приказ. И в этот момент адвокат Гваделупе - хороший, кстати, адвокат - делает последний взбрык: он договаривается с властями, чтобы депортационный приказ не приводили пока в исполнение. То есть, приказ есть, он в силе, но депортировать Гваделупе мы пока не будем, потому что она в целом неплохая тетка, опасности для общества не представляет, а дети у нее малые. И Правительство пошло в этой просьбе навстречу, потому что такие полномочия у депортационной полиции есть и ими часто пользуются.
Гваделупе получает указания раз в полгода приходить в участок и там отмечаться, демонстрируя, что она не сбежала с указанного места жительства и не совершила новых правонарушений. И она добросовестно это делает последние четыре года. Вдруг, во время очередного визита офицер, ставящий отметку о произведенной проверке, почесал репу, глянул на дату рождения детей Гваделупе, и неожиданно понял, что дети, которые были так малы при начале депортационного процесса, уже вполне себе половозрелые тинейджеры. Младшая дочь Гваделупе уже достигла того возраста, в котором Гваделупе самостоятельно нелегально пересекла границу. Гуманитарный компонент этого дела тает на глазах. И офицер объявляет, что "ваше время истекло", теперь мы будем приводить в исполнение депортационный приказ сколько-то-летней давности.
Так было всегда, включая и при любимом хиспаниками предыдущем Президенте, который депортировал больше нелегалов, чем любой из его предшественников. Через мой офис проходили десятки таких "Гваделупе", которые не могли взять в толк, что "но кьеро салир" - это не легальное основание для жизни в США. Если у Вас нет оснований здесь находиться, вас депортируют. Может быть, не сейчас. Может быть, не в наручниках. Но глупо обижаться на службы, которые выполняют именно ту работу, для которой они и были сформированы.

Мне лично категорически не нравится идея отправить штатовскую полицию по злачным кварталам в поисках нелегалов. Эту нелепую затею я своими налогами оплачивать не хочу. Но в то же время я категорически не понимаю, почему находятся желающие потратить время на протест против исполнения вполне законного решения суда, рассмотренного в нескольких инстанциях, и вынесенного очевидно в соответствии с действующим законом. Если у этих протестующих есть легальный статус и право на работу - они должны быть в этот будний день на работе. А если они не могут работать по причине отсутствия легального статуса, парковка перед зданием депортационной полиции - последнее место на земле, где бы им следовало находиться. И вовсе не потому, что из этого здания с минуты на минуту выйдет великий и ужасный Трамп и лично запихнет протестующих в автобус, отправляющийся в сторону мексиканской границы. Нет абсолютно никакого смысла протестовать против выдворения конкретной Гваделупе, какой бы симпатичной она Вам ни казалась, если еще тысячи таких же нелегалов воспринимают временное послабление или отсрочку неминуемого как положенное им право.

Ирония этой ситуации заключается в том, что противники Трампа теперь голосят, что он депортировал достойную и трудолюбивую мать двух американских граждан, сторонники Трампа радуются, что от его мудрой политики на одного нелегала стало меньше, а по сути - не произошло вообще ничего, чего бы не происходило рутинно в последние лет пять только на моей памяти. Радость только журналистам, заполняющим эфир слезоточивыми историями.

Posts from This Journal by “inmigracion” Tag

  • Верхний пост. Комментарии скринятся

    Добрый день! Спасибо, что зашли. Этот журнал не преследует образовательных целей и написанное в нем не является юридической консультацией.…

  • По ком звонит Taco Bell

    Не успела общественность переварить историю с нью-йоркским адвокатом, травмированным звуками испанской речи работников ресторана быстрого питания,…

  • The Wall

    С коллегой обсуждали перспективы иммиграционных реформ, придумали прекрасный проект. Классифицировать приграничные территории как зоны с высоким…

Comments

epona_mama
Feb. 10th, 2017 05:34 pm (UTC)

Спасибо за подробности! :0)