?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Слезинка ребенка - 3

Поскольку несколько человек подивились моему ангельскому характеру, побуждающему меня открывать в предыдущих двух постах комментарии, явно незаслуживающие публичности (а те, что я удаляю не открыв, читать, право же, не в ваших интересах), я вдруг вспомнила пару даже не случаев, а так, эпизодов, которые в свое время довольно сильно поправили мне прицел толерантности.


В тот год, когда я выпускалась из law school, экономика в Штатах сильно просела, юридические фирмы нанимали крайне плохо, мои одноклассники сильно нервничали из-за карьерных перспектив и лихорадочно рассылали резюме, а я одна из немногих из потока беспечно готовилась к экзамену на лицензию и играла в разборчивую невесту. То, что я поступала в law school, зная, что меня не интересует особо ничего, кроме казуистики иммиграционного права, принесло свои дивиденды. К этому моменту я уже пару лет волонтерила в AILA, таскалась по профессиональным конференциям и trade show, имела знакомства в адвокатской среде, и сформировала определенный круг общения среди старшего поколения адвокатов, в котором меня воспринимали благосклонно. Кому-то я помогала собирать материалы для меморандумов, кто-то периодически подкидывал подработку по заполнению форм, иногда по поручению я возила бумаги в суд, интервьюировала клиентов или делала переводы. Это я пишу не для того, чтобы похвастаться, а чтобы объяснить, какая у меня была стратегия вхождения в профессию. Короче, к моменту завершения обучения люди, которых я считала своими наставниками, интересовались моими карьерными планами и были готовы содействовать в трудоустройстве.

В какой-то момент все через те же AILA-овские связи ко мне прилетело предложение приехать на интервью в Вермонт. Приглашавшая сторона была ровно такого рода юридическая фирма, в которой мне бы хотелось работать. В ней было все прекрасно: размер, специализация, репутация. То, что я предложение не приму, стало очевидно, как только я вышла из аэропорта в Берлингтоне. Обледеневшие тротуары в апреле и пронизывающий ветер с озера вообще никак не вписывались в мою картину мира. Вермонт, однако, производил хорошее, хотя и несколько странное, впечатление. Поскольку я приехала туда из Джорджии, я немедленно почувствовала, что визуально вокруг что-то не так, но до меня не сразу дошло, что же именно мне режет глаз. К утру второго дня меня осенило - за сутки я не видела в городе ничего, что входит в понятие diversity. Ни говорливых мексиканцев в кухне ресторана общественного питания, ни черной кассирши с косичками-дредами в супермаркете, ни арабских юношей на автозапарвочной станции. Весь мир выглядел как компьютерная игра, создатели которой сэкономили на анимации и населили виртуальный мир идентичными WASP-ами.

Один из адвокатов потенциального работодателя провез меня на машине по окрестностям. "Безопасно здесь, наверное," - отмечала я, обозревая аккуратные пейзажи и ухоженные домики. "Я так скажу, - отвечал мой новый вермонтский знакомый, - у меня в прошлом году дочь в колледж поступила, и мы с женой решили продать дом, чтобы купить поменьше. Риелтор попросил дать ключи, чтобы показывать дом покупателям. И тут я осознал, что не помню, когда последний раз за восемнадцать лет видел ключи от дома, потому что входную дверь никогда не запирал."

И вот так мы светски беседуем про порядок мироустройства, и этот адвокат спрашивает, какое, мол, у тебя, в целом, впечатление от Берлингтона? А я, уже пропитавшись AILA-овским духом вольнодумия, отвечаю: "Стерильно тут у вас." И собеседник, естественно, отлично понял, что я не про чистоту на улицах, и сказал фразу, которую я запомнила навсегда: "Да, здесь очень удобно быть либералом."

Чтобы этот пустяковый, вобщем-то, эпизод, заиграл дополнительными оттенками, я расскажу еще сценку из уже аризонской жизни. В какой-то момент по профессиональным делам я познакомилась с молодым человеком, который только что переехал из Северной Калифорнии и невыносимо страдал в аризонском климате - прямом, из-за жары, и переносном - из-за неполиткорректных выражений, на которые аризонские жители часто не скупятся в адрес гастарбайтеров из южных стран. Только что понаехавший из силиконки был проникнут духом sanctuary cities и идеями интеграции испаноговорящей публики в англоязычное общество. Меня же новый знакомый укорял за то, что я недостаточно либеральна (в этом месте читатели моего журнала могут начинать смеяться).

В какой-то момент California-inspired знакомый поведал мне леденящую душу историю. В ранних аризонских сумерках он вернулся домой в свой престижный коттеджный поселок, въезд в который доступен лишь людям, знающим код от ворот. И на крыльце своего дома он увидел суетливую фигуру трудолюбивого мексиканца, который, энергично работая отверткой, откручивал довольно дорогостоящий фонарь над входом в дом. К своему великому недоумению, хозяин дома узнал в человеке с отверткой своего садовника, который только вчера приходил убирать двор. Исполненный духа просвещения и культурной интеграции, хозяин дома обратился к незванному гостю: "Густаво, друг мой! Как же так? Я лишь вчера дал тебе сто долларов за твои труды. Ведь не от нужды же ты пошел на это свинство?" Густаво же в ответ на эту речь лишь напряженно сопел и, кажется, утратил даже зачаточные навыки английского языка. Дослушав обращенную к нему речь, Густаво растворился во тьме и больше кусты подстригать не приходил.

Потом знакомый пропал с моего радара на несколько лет, поскольку совместные дела у нас закончились. А совсем недавно я увидела на Фейсбуке, что этот знакомый работает волонтером в избирательном штабе сенатора-республиканца.

Морали в рассказанном никакой нет, просто некоторое объяснение тому, что в моем журнале иногда даже после премодерации появляются не созвучные моему мировоззрению комментарии.

Posts from This Journal by “grounds for thoughts” Tag

  • Пусть говорят. Часть 1

    Кажется, в этом году больше, чем когда либо есть спрос на актуальную тему "если я нахожусь в США в ожидании статуса беженца, могу ли я...?" Здесь…

  • у вас товар, у нас - купец

    Мой самый любимый термин прошлой профессии "целевая аудитория." Люди, которые пренебрегают этим понятием, часто выставляют себя, скажем так, не в…

  • имя как проклятье

    У вас бывает так, что какое-то имя неизбежно ассоциируется с чередой определенных событий? Я вот сейчас практически обдумываю формулировку, с которой…

Comments

xxxrrr
Jun. 21st, 2018 01:31 am (UTC)
Таких "Густаво" пруд пруди в любой стране. Минус бесконтрольной иммиграции в том и состоит, что если Густавов впустить больше, чем требует рынок труда, то они не уедут обратно на родину, а займутся вплотную вашими фонарями