logofilka (logofilka) wrote,
logofilka
logofilka

Categories:

Fortune Tellers

Виртуальное пространство дает человеку массу возможностей обидиться на адвоката. Разумеется, того, кто этого человека никогда не представлял (и, возможно, с делом которого даже никогда не познакомится). Потому что человек спешит открыть свою душу в комментарии к видео на Youtube-канале или в посте на Facebook, он уже впихнул в этот комментарий целый бизнес план или уголовную историю, и он хочет немедленно знать, что было, что будет, и чем сердце успокоится. В случае моей профессиональной принадележности, стандартный вопрос в конце комментария будет: "Дадут ли мне при таких обстоятельствах визу?" А коварный адвокат, разумеется, жадный до денег, вместо того, чтобы дать простой и понятный ответ, пишет что-то уклончивое, предлагает связаться с офисом, и утверждает, что в комментарии аж на пять строк информации для полного анализа ситуации недостаточно.

Справиться с обидой на адвоката, который почему-то не хочет вовлечься в процесс публичного консультирования по (обычно) довольно конфиденциальным вопросам, проще, если понять два момента: как устроено американское право и как работает мозг американского адвоката.

Американская правовая система построена во много на прецедентах. Об этом многие слышали, но как-то не задумывались, что именно это означает. Слово "прецедент" почему-то в русскоязычном пространстве вообще используется странно: "Вам известны прецеденты отказа в визах с судимостями?" Отказ в визе заявителю с определенными судимостями - это не "прецедент." Во всяком случае, не в легальном смысле. Прецедент - это событие прошлого, которое является основанием для событий подобного же рода в будущем. Отказ в визе ранее судимому Пете не является прецедентом для отказа в визе судимому Васе. И тому, и другому, в визе отказано на основании определенной статьи федерального закона, известного как Immigration and Nationality Act. Само по себе применение статей закона не является прецедентом. И в этом смысле предсказать исход некоторых событий возможно. Например: "Могу я получить иммиграционную визу по воссоединению семьи, если из всех родственников в Америке у меня есть только двоюродная тетя?" - "Нет, потому что закон не предусматривает такой категории воссоединения." В этой ситуации нет ничего "прецедентного" - она зародилась не от того, что кто-то пытался воссоединиться с двоюродной тетей, получил отказ, оспорил его в суде, и суд вынес решение о невозможности такого воссоединения, которое стало прецедентом.

Но есть категории дел, в которых слово "прецедент" - не пустой звук. Как правило, они касаются интерпретации определенной терминологии или применительной практики, которая варьируется от Штата к Штату. Например, если потенциальный заявитель имеет судимость за оставление ребенка без присмотра, простого ответа на вопрос, является ли такая судимость основанием для отказа в визе или даже депортации, не существует. Потому что в одном Штате местный закон интерпретирует эту статью как преступление без элемента насилия, в другом - как преступление, связанное с низкими моральными качествами правонарушителя, а в третьем - как child abuse, т.е., насильственные действия в отношении ребенка. Интерпретация зависит от местного прецедента, но по факту приводит к классификации деяния в разных разделах иммиграционного кодекса и, соответственно, может иметь разные иммиграционные последствия даже при идентичном наборе фактических обстоятельств.

С пониманием этой концепции проще понять механику того, чему учат в американских юридических школах - thinking like a lawyer. "Думать как адвокат" - это не фигура речи. Это определенный набор логических приемов, который позволяет человеку, вооруженному знаниями законов, сделать ту интерпретацию "прецедента", которая позволит с какой-то долей вероятности предсказать исход некоторых событий. Чтобы логическая цепочка сложилась, у адвоката должен быть определенный набор "звеньев" - исходных данных. Объясню на популярном для моей области профессиональной занятости примере.

Предположим, мне адресован вопрос: "У меня есть судимость по статье XYZ. Могу ли я получить визу в США?" К сожалению, формулировка вопроса очень распространенная и объем предоставленной в вопросе информации очень типичен. Несколько лет назад, я даже пыталась улучшать иммиграционную карму и пытаться давать на вопрос ответ хотя бы в общих терминах, но в какой-то момент от этих попыток отказалась. Точнее, отказалась, когда написала достаточно развернутый ответ, исходя из того, что человек, задавший вопрос на русском языке, сослался на статью уголовного кодекса РФ, а оказалось, что он был осужден по законам другого государстав бСССР и, соответственно, номер статьи относился к закону, касающемуся совершенно другой категории правонарушений.

Но даже если спрашивающий был так любезен, что указал, в какой именно стране он подпортил себе биографию, очень странно предполагать, что американский адвокат на память знает содержание всех статей уголовного страны, в которой он, собственно, не практикует. Просто информация "осужден по статье XYZ" не дает никакой возможности сделать прогноз относительно перспектив получения визы. Соответственно, адвокат начинает с того, чтобы найти в интернете текст статьи уголовного кодекса, прочитать этот текст, идентифицировать в нем тот раздел, по которому был вынесен приговор, найти аналог в описательной классификации правонарушений в американских иммиграционных законах, и сделать поиск прецедентов - да, прецедентов - в американской правовой системе, в которой аналогичный состав преступления интерпретировался американскими судами. Иногда на идентификацию таких прецедентов и их изучениe требуются часы.

После понимания правовых параметров ситуации, адвокат может начинать работать с фактической информацией заявителя. Какой максимальный срок наказания, предусмотренный данной статьей? В каком году произошел инцидент? Были ли учтены смягчающие обстоятельства? Было ли признание вины? Реальный срок или условный? Есть ли история реабилитации? Родственники в США? Иммиграционная виза или неиммиграционная? Это только предварительный круг вопросов, на которые нужно получить ответ прежде, чем можно сделать хотя бы приблизительный прогноз. А дать ответ, имеющий легальные последствия, без изучения всех обстоятельств, позволяющих дать квалифицированный ответ, адвокат не может - это нарушение кодекса адвокатской этики и профессиональная халатность.

Но задавший вопрос в социальных сетях или на электронную почту адвокату этого хода мысли пока не представляет. В его представлении, адвокат - это такой механический оракул в будке, установленной в курортном месте. Ты задал вопрос и вполне закономерно ожидаешь озвученный механическим голосом ответ.

fortune teller


Потому что если адвокат находится в публичном пространстве, то он же сидит в этой будке, как механический предсказатель будущего, а иначе зачем же он на Youtube или Vkontakte? Жалко только, что американское иммиграционное право несколько сложнее, чем предсказания Fortune Tellers.
Tags: customer service, interesting, legal profession, personal, ultra posse nemo obligatur
Subscribe

Posts from This Journal “legal profession” Tag

  • "А о суициде Вы не думаете? - Что Вы, доктор! - А Вы подумайте..."

    Вот за что люблю нашу коллегию, так это за то, что адвокатам не дадут пропасть. Например, прислали приглашение на бесплатный семинар "Как адвокату…

  • Here's my number. Call me, maybe...

    Настало время сказать страшную обжигающую правду. Можете думать, что адвокаты, в большинстве своем, крайне высокомерные создания. Бездушные.…

  • Мальчики и девочки в законе

    Несколько лет назад был у меня такой эпизод. Пришел на консультацию потенциальный клиент родом из страны с сильной культурной доминантой мужчин в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments