logofilka (logofilka) wrote,
logofilka
logofilka

Categories:

Mean girls

Вчера, щелкая по каналам, набрела на очередной тинейджерский фильм.
Фильм "Mean girls" - это так, повод для разговора. В фильме три девочки дружили против четвертой. Расклад почему-то очень жизненный. "Четверки" женского пола всегда распадаются на 3+1, подтверждение чему легко найти как в жизни, так и в каком-нибудь "Sex and the City". Под впечатлением фильма, который я даже и не посмотрела толком, вспомнилось, как однажды мне довелось сыграть роль "единицы" в этом извечном уравнении.
Было мне лет тринадцать, и профсоюз с папиной работы организовывал для детей сотрудников поездку к Черному морю на весенние каникулы. Возраст участников поездки варьировался от 8 до 18 лет, но тринадцатилетних нас было четыре девицы. Организаторы поездки как-то по умолчанию начали селить нас в одно купе в поезде, в один номер в гостинице. Помимо меня в четверку входила барышня, обещавшая превратиться в головокружительную красавицу - немногословная и большеглазая, с точеным профилем Снежная Королева. Второй была Обезьянка, острая на язык и смешливая. Третья - так, Клуша, единственным достоинством которой было умение вовремя поддакнуть нужному человеку. Эта троица начала дружить против меня со всем энтузиазмом переходного подросткового периода.
Нет, я не думаю, что они искренне желали сделать мне что-то плохое. Скороее, это была такая игра: спрятать расческу и хихикая наблюдать, как я с утра пытаюсь собрать в подобие прически свою косу до попы, связать вместе шнурки на моих ботинках, насыпать соли в чай. Помню, что вся эта возня вокруг меня вызывала даже не обиду, а недоумение: "Зачем?"
Последний день поездки был "свободным днем". То есть, ни экскурсий, ни устроенных организаторами принудительных конкурсов самодеятельности. Мои "три грации" тоже подготовили заключительный аккорд: сговорившись, с утра пораньше выскочили из гостиничного номера и заперли дверь. Я осталась внутри, прислушиваясь, как егозят у замочной скважины мои товарки, пытаясь рассмотреть, что же я буду делать в заточении. Увы, планировка комнаты не позволяла барышням видеть меня, дочитывающую на неудобной кровати "Трех капитанов". Поерзав под дверью и не дождавшись моих отчаянных просьб об освобождении, "тюремщицы" уселись в коридоре с колодой карт играть в "дурака". Они рассудили, что рано или поздно я попрошусь на волю (сортир был общим, на этаже), и вот тогда наступит веселье. Я же дочитала книжку и вышла на балкон.

Балкон оказался общим - огибающим все здание по периметру, без перегородок между комнатами. И я пошла по этому балкону, заглядывая во все окна, пока не обнаружила в одной из комнат барышень не из нашей группы, но близкого мне возраста. Постучавшись в балконную дверь, я объяснила барышням ситуацию и попросила разрешения выйти через их комнату.

Потом я бродила по весенним улицам Геленджика, вдыхала морской воздух, таращилась на витрины магазинов, ела мороженое, в магазине игрушек долго выбирала подарок своему тогда трехлетнему брату. И даже на каком-то развале купила редкую в наших северных широтах, но доступную в приморских городах особую жевательную резинку "со вкладышем". Потом я вернулась в гостиницу и тем же путем, что и вышла, вошла обратно в комнату. Тут я обнаружила, что "тюремщицы" так и просидели все это время под дверью в полутемном коридоре играя в "дурака". Когда я все-таки постучала в дверь и предложила прекратить заниматься ерундой, мне показалось, что я даже услышала вздох облегчения.

Прошло много лет. Этот случай совершенно стерся в моей памяти, тем более, я об этом никогда и никому не рассказывала. И вдруг глупый американский фильм про совершенно непохожих на нас, тогдашних, подростков заставил вспомнить дурацкий эпизод. Я осознала, что Снежная Королева так и не успела стать первостепенной красавицей - через три года после той поездки она, поругавшись с отчимом, выскочила из дома, помчалась куда-то неразбирая дороги, и угодила под машину. Про Обезьянку рассказывают, что она спилась до потери человеческого облика и последние годы ее видят в наркоманских притонах. Клуша стала неяркой во всех отношениях педагогиней, так и не сумевшей выхлопотать у судьбы сколько-нибудь завидной женской доли.

Наверное, здесь нужно найти какой-нибудь символизм, подтекст, или глубокий смысл. На худой конец, извлечь мораль. Но я не знаю, какой должна быть эта мораль, потому оставлю все, как есть.

Грустное буги, извечный ля-минор...
Tags: grounds for thoughts
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments