?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Игры в бисер

Нижеследующий текст в значительной мере инспирирован постом nale, объявившей несколько дней назад о начале Bead Week .


В те прекрасные времена моей юности, когда каждый занимал свое место в жизни (с), случилось и мне пройти «бисерную» полосу. Откровенно говоря, в период от восемнадцати до двадцати двух лет я могла бы вполне честно направить свои жизненные силы куда угодно: искать завязок для будущей карьеры на обломках комсомола, драть глотку в защиту демократических свобод, пуститься грызть гранит науки и просидеть первый десяток штанов в библиотеках. Могла бы.
Вместо этого я легкомысленно оплела запястья хипповскими «фенечками» и отправилась «с песней северного ветра по шоссе», опоздав в своем путешествии лет на двадцать. Увы, выбор идеологической траектории не в последнюю очередь определился гормонами позднего тинейджерства: в моей жизни завелся мужчина, волосы которого были собраны в нечесаный «хвост», бисерных браслетов на его руках было поболе, чем на моих, а неизменным его спутником был гитарный коффр. Да, мечтательный юнош играл на бас-гитаре в группе с неблагозвучным названием, и клятвенно уверял меня, что в один прекрасный день они прогремят на весь мир похлеще “Doors”. Я в этом не сомневалась. Секс-символом моего детства был хипповатый Трубадур из второй серии мультика про бременских музыкантов.

Что-то определенно сместилось в моих мозгах. Помню свое искренее недоумение по поводу того, что о выходе «Русского альбома» БГ не сообщают в национальных новостях. Мне казалось, что этим текстам под силу вызвать общественный резонанс вроде солженицевского.
Я шила любимому рюкзак из лоскутов замши, кожи, и старых джинсов.
Я пила из горла портвейн.
Я ехала по грязным российским дорогам на попутках из Владимира в Иваново, чтобы послушать «уникальный концерт» каких-то непризнанных провинциальных гениев.
В моем плейере «Калинов мост» сменялся невнятными бельгийскими панками, а от них меня бросало к Янке Дягилевой и СашБашу.
Я знала значения всех цветовых сочетаний, принятых в иготовлении бисерных браслетов-фенек, и одаривала продуктами своего творчества случайных, но внезапно оказавшихся близкими по духу, знакомых. Плоды моего бисероплетения были безобразно-дилетантскими, но никто по этому поводу претензий не предъявлял.

Мой гардероб представлял собой эклектику в самом худшем смысле этого слова. Богемные «цыганские» юбки соседствовали с армейскими башмаками с высокой шнуровкой. Пестрые мужские рубахи сочетались с художественно рваными джинсами. Растянутые у воротника майки рискованно сползали с плеч. Зимняя шапка с ужасным помпоном была связана бабушкой. Львиная доля моего гардероба приходила из секонд-хэнда на Киевской.

Набеги на секонд-хэнд совершались в компании подружки, отличавшейся по моему тогдашнему мнению большим художественным чутьем. Подружка была знатной оригиналкой из породы людей, которых в моем тогдашнем окружении было немало. Она могла выйти вечером к метро за сигаретами и оказаться на следующее утро в какой-нибудь питерской подворотне без денег, но с бутылкой поддельного коньяку. Позднее выяснилось, что качества, принимаемые мною за выражение самобытности подруги, были симптомами официально диагностированной шизофрении.

Слава богу, моим родителям хватило мудрости не бороться за мою заблудшую душу. Они принимали и мои нелепые наряды, и хаотичные перемещения по российским городам за неформальными тусовками, и любимого мужчину. Мужчина вечно был голоден, часто немыт, и исполнен ожидания грядущей славы. Я стриглась под Джоанну Стингрей и разбиралась в качестве гитарных струн. Как ни странно, бисерная мешанина разноцветных и разноформенных идеалов в моей голове не мешала академической успеваемости. Я не вылетела из института, исправно сдавала сессии, и даже во всем хаосе странной жизни умудрилась увлечься прозой Андрея Белого.

Потом внезапно, как и по сей день случается в моей жизни, наступило прозрение. Мультипликационный Трубадур продолжал следовать своим путем в ослиной повозке, но Принцессу стало укачивать на ухабах.

Я поняла, что не гожусь на роль Линды и Йоко. Все чаще стала приходить мысль о том, что если любимому мужчине и предстоит каким-то образом соприкоснуться с судьбой “Doors”, то лишь в одном-единственном смысле: возможности однажды сдохнуть смертью Джима Моррисона. Извлекаемые из его гитары звуки перестали казаться мне такими уж глубокомысленными. Принцесса спрыгнула с повозки и побрела обратно к королевскому замку.

Я выкинула «богемные» балахоны и обстригла нелепые лохмы. Купила косметики и первые в своей жизни дорогие духи. Научилась уверенно бегать на каблуках по эскалаторам московского метро. Только бисерные феньки я не хотела снять из какого-то странного суеверия, и прятала их под длинными рукавами одежды. И тут в моей жизни произошла встреча, за которую я никогда не устану благодарить судьбу (да, мне всегда незаслуженно везло на противоположный пол).

Я до сих пор не знаю, почему этот во всех смыслах взрослый и успешный человек начал возиться с худющей, нелепо одетой, двадцатилетней девочой с табуном тараканов в голове и вечно обломанными ногтями. Подозреваю, что ему не давали покоя лавры профессора Хиггинса.
Он терпеливо объяснял мне, чем джинсы из фирменного магазина отличаются от джинсов с китайской барахолки. Рассказывал про непробованные доселе сорта алкоголя. Объяснял, что на Арбат можно ездить не только за тем, чтобы пить дешевую водку с газировкой и орать до хрипоты про «деклассированных элементов – в первый ряд», но и ради чудесной французской кондитерской. Этот человек устроил меня на мою первую «настоящую» работу – с зарплатой, не зависящей от настроения редактора, корпоративными обедами, и дресс-кодом.

А, самое главное, он начал рассказывать мне «про заграницу». Не такую, которую описывают в путеводителях, а такую, которую знал он. Про то, что весной в Голландии воздух пахнет гиацинтами. Про парусники на озере Балатон. Про пыль корицы на яблочных пирогах в пражских кофейнях. Про сезонные распродажи дизайнерских шмоток в Милане.

У меня появились деньги для поездок в Европу. Я смотрела театральные постановки на неизвестных мне языках. Постигала логику метрополитена незнакомых мне городов. Ходила в какие-то совершенно нетуристические музеи. Поняла, что даже ночевка в «бюджетном» студенческом хостеле лучше «вписки» в дурнопахнущей квартире случайного «неформального» знакомого.
Что-то внутри меня, закрученное в тугой узел, заставляющий вечно протестовать и искать оппозицию существующему миропорядку, дрогнуло и ослабло. Постепенно трансформация стала очевидна и моему глазу. Я вдруг увидела, что оплетенные бисером запястья совсем не гармонируют с привезенной из Италии сумочкой. И тогда я решилась.

Когда я ковыряла маникюрными ножницами леску на руках, мне казалось, что сейчас я вскрою вены и мое прошлое вместе с жизнью начнет утекать из меня. Бисерные змейки падали на стол, стеклянные горошинки разбегались, но ничего катастрофического не происходило. Наверное, так должна чувствовать себя змея, сбрасывающая по весне старую кожу.

Я и сейчас иногда обнаруживаю рудименты «бисерного этапа». Они проявляют себя то несообразными с моим нынешним образом жизни музыкальными пристрастиями, то дурацкими поступками. В свой первый «американский» год я, опоздав в Филадельфии на последнюю электричку, некогда привычным жестом автостопнула случайную легковушку. Ничего страшного или неприятного от этого не произошло, но сам спонтанный жест как-то косвенно промотивировал меня сдать экзамен на права. Иногда мои отросшие за последнее время волосы ложатся какой-то странной волной, которая при случайном взгляде в зеркало делает меня похожей на ту, двадцатилетнюю, девочку. Тогда я вздрагиваю и отворачиваюсь от зеркала. Да, я все так же могу безошибочно уловить запах анаши в мешанине городских запахов.

Наверное, я никогда не расскажу о «бисерном» этапе жизни своим детям. Не потому, что мне есть чего стыдиться, а потому что земляничные поляны навсегда под снегом.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
nale
May. 26th, 2007 04:26 am (UTC)
Что-то мне казалось, что Трубадур из мультфильма не хиппи, а скорее стиляга.
doxtur
May. 26th, 2007 06:47 pm (UTC)
Ух ты! И не подозревал о подобном периоде... Отличный стиль, спасибо!
she_do
Jul. 21st, 2007 11:52 am (UTC)
вспомнились и собственные руки по локоть в феньках, и момент, когда были срезаны...
но иногда всё равно ощущается их невидимое присутствие. или это питерский характер?:)
я добавила вас в свою ленту, про взаимность в курсе, вполне устраивает такое отношение.
я добавляю интересные мне журналы, чтобы читать.ваш - интересный.
logofilka
Jul. 22nd, 2007 05:15 pm (UTC)
Спасибо. Я к Вам буду заглядывать.
feya_nochi
Sep. 4th, 2007 05:52 am (UTC)
Интересная и в какой-то мере поучительная история.
Но все-таки дамы слишком подвержены влияниям!
Конечно, в какой-то момент необходимо "сбросить старую кожу", но... прости, а ты уверена, что на каждом из жизненных этапов была искренна сама с собой?
Из твоего рассказа видно, что мировоззрение на разных жизненных этапах зависело от того, кто был рядом с тобой на данный момент ...
У меня самой диаметрально противоположная история - уже будучи замужем, я надела феньки и джинсу-бахрому из чистого протеста против "гламура" и потребительства, а также по причине нестандартного взгляда на мир - да, пусть это не очень умно, но хочется дать "им всем" понять, что я - другая. (Муж, совершенно "цивильный" человек, относится с пониманием.) Я ни в коем случае не хочу ставить себя в пример - честно говоря, я до сих пор сомневаюсь в правильности своего выбора. Мне просто интересно знать - что руководит людьми в их выборе образа жизни.
Удачи тебе!
( 5 comments — Leave a comment )

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com
Designed by Terri McAllister